среда, 5 октября 2011 г.

Ведущий редактор «Эксмо» Юлия Качалкина


Книгоиздательская компания «Эксмо» не требует особого представления, но мало кому известно, кто помогает издательству держаться в числе лидеров книжного рынка.

В 90-е гг. издательство «Эксмо» специализировалось на отечественных детективах и боевиках из серии «Чёрная кошка»; со второй половины нулевых ситуация изменилась — и «Эксмо» стало поставщиком очень хорошей русской прозы в диапазоне от Людмилы Улицкой до Виктора Пелевина.

Я хотела бы рассказать о ведущем редакторе отдела современной прозы, а также критике и поэте — Юлии Качалкиной.

Для справки: Юлия Качалкина родилась 10 июля 1982 г. Окончила отделение литературно-художественной критики и публицистики МГУ им. Ломоносова. Публиковала критические статьи в газетах «Экслибрис НГ», «Книжное обозрение», «Известия», журналах «Знамя», «Дружба народов», «Октябрь», «Арион», «Пролог», «Интерпоэзия» и пр.; стихи печатались в журналах «Октябрь», «Знамя», «Новая Юность». С 2004 г. была редактором отдела публицистики журнала «Октябрь».
Кстати в 2008 г. Ю. Качалкина была редактором книги Пелевина «П 5: Прощальные песни политических пигмеев Пиндостана». Не смотря на то, что Пелевин обычно практикует выход романов в авторской редакции, труд литературного редактора Качалкиной был отмечен писателем как «очень удачный».

Вот интервью с редактором.

— Как вы себе представляете идеальную книгу для вашего издательства — можете описать её?

— Идеальная книга — та, у которой есть идеальный читатель. Потому что без читателя книга — идеальная или самая обыкновенная — просто не существует. А идеальный читатель рождается в процессе чтения многих книг — совершенно разных по жанру, от словарей до художественной литературы. Вот все эти разные книги — от словарей до художественной литературы — мы и издаем, и каждая из них для нас идеальна, потому что каждая может стать для
кого-то именно той самой главной книгой. Ну, а если говорить про идеальную книгу для меня — как для редактора группы современной прозы,-то это книга, которую я нашла или которую предложили нам для издания, мы ее напечатали, и она понравилась большому количеству людей. То есть когда выбор пал на достойную рукопись и достойного автора и ожидания оправдались.

— Вы умеете «кошмарить
интернет-аудиторию»?

«Кошмарить»? Не очень поняла вопрос, но само слово «кошмарить» мне не нравится. Когда предлагаешь книги читателю — ты должен его заинтересовать, предложить ему
что-то такое, о чем он еще не знает, что он этого, оказывается, хочет и всегда хотел. Возбудить в нем потребность — новую и сильную. А если при этом его «кошмарить», он, скорее всего, сбежит и ничего не получится. Так что мы никого не «кошмарим», мы флиртуем и дружим с аудиторией.

— Кого/что вы ни за что издавать не станете?

— Не стану издавать книгу, которая пропагандирует антигуманные ценности, которая призывает к насилию, унижению, агрессии и в которой описаны вещи, идущие вразрез с Конституцией РФ. Не стану издавать антисемитскую литературу — меня от нее просто тошнит. Ну и банально — безграмотно написанную книгу издавать тоже не стану. Не все ошибки могут исправить редакторы и корректоры.

— Нелюбовь издателей к рассказам, сборникам стихов и молодым авторам — это стереотип или все это правда невозможно продать?

— Дело тут не в любви и нелюбви издателей — мы же издаем книги не для себя и не для Вечности, а для живых людей, разных возрастов, разных национальностей, но живущих с нами в одну эпоху. Бывают эпохи прозаические, стихотворные, эпохи биографий и справочников — приоритеты аудитории изменяются, мы должны их уважать и следовать им, одновременно их формируя (вот такая непростая задача). В прозаическую эпоху стихи востребованы меньше, в
поэтическую-то же происходит с прозой.
Но глобально, если автор талантлив и владеет не только вдохновением, но и ремеслом, если ему удается угадать нерв времени — он будет издан и его будут читать. Дело вообще не в жанрах — вспомните, «Евгений Онегин» был романом, а «Мертвые души» — поэмой.

— Что вы станете делать, если в вашем распоряжении окажутся права на неизвестного Ларссона и новое продолжение Гарри Поттера?

— Вообще, права не «оказываются» в
чьих-то руках — приобретение прав на издание книг, в том числе и на издание книг Ларссона или Роулинг, является результатом многосторонних переговоров, плодом длительной и кропотливой работы. Элемент внезапности тут отсутствует. Если наше издательство купит права на то, о чем вы спрашиваете, — значит, оно будет на тот момент уверено в издании этих книг. И когда-нибудь их издаст.

— Если цифровые книги окончательно вытеснят бумажные, как будет выглядеть бизнес-модель вашего издательства?

— Интересно, а когда это произойдет? Было бы любопытно услышать прогноз в датах и сроках. А пока мы благополучно работаем и с бумажными изданиями, и с цифровыми.

— Разрекламируйте, пожалуйста, лучшую книгу своего издательства.

— Лучшая книга — та, что нужна людям, о которой говорят не только у прилавка книжного магазина, но и в очереди за продуктами. Очереди и продукты бывают разными, как и книги. Выбрать одну из сотен постоянно обновляемых наименований — невозможно.
Лично я назвала бы Рея Брэдбери «Вино из одуванчиков». Эта книга — гимн надежде, юности и мужеству, она читается в любой обложке и в любом возрасте одинаково здорово. Ее название давно стало образным выражением, метафорой, с помощью которой люди могут сказать друг другу очень много. И обязательно скажут.

Источник:
www.litkarta.ru
www.afisha.ru

Комментариев нет:

Отправить комментарий