воскресенье, 13 ноября 2011 г.

ФИЛОСОФИЯ РЕДАКТУРЫ: СМИРЕНИЕ, РАСТВОРЕНИЕ, ПАРАНОЙЯ

Интервью с М. А. Янушкевич

Совсем скоро последняя сессия. Преддипломная практика. Госы. Диплом.
Поиск работы, желательно по специальности...
Вакансий для молодых издателей в Томске днём с огнём не сыщешь. Возможно, кто-то рискнет попробовать свои силы и поедет покорять одну из столиц, ведь там для специалистов книжного дела шансов построить карьеру гораздо больше. Но, прежде чем отправиться в Москву или Питер, будет не лишним ознакомиться с опытом наших земляков, ныне успешно работающих в Москве на редакторском поприще.

Поделиться своим опытом с молодыми редакторами любезно согласилась Мария Александровна Янушкевич — выпускающий редактор журнала «В мире науки» / «Scientific American», доцент факультета филологии НИУ ВШЭ, бывший редактор издательства «РОСМЭН» и преподаватель ФилФ ТГУ.


— Как вы пришли в издательское дело? Как складывалась ваша карьера редактора?


— В издательское дело я пришла случайно. Первоначальной целью моего переезда из Томска в Москву была карьера рок-музыканта. Но на пути к звездным вершинам надо было чем-то зарабатывать на жизнь, и я решила попробовать себя как корректора, благо необходимые начальные знания у меня были. Нашла работу, приглянулась одной коллеге, которая через некоторое время уволилась, а потом позвонила мне и пригласила в журнал, где ей предложили позицию главного редактора, на должность редактора литературного. На мои объяснения, что я никогда в жизни не занималась редактированием, она безапелляционно ответила, что она видит меня в этой профессии и что у меня всё получится. Ее я считаю своим первым учителем в этой области. Методы ее были жесткими, один раз она даже довела меня до того, что я на нее накричала (а поскольку человек я крайне миролюбивый, это надо было сильно постараться), но теперь я ничуть не в обиде на нее за это. Это была отличная школа.

А потом как-то всё пошло-поехало, и в результате так сложилось, что сейчас редакторское дело — мой самый любимый вид деятельности и та сфера, в которой я чувствую себя, пожалуй, наиболее уверенно. Хотя уверенность и редактирование — понятия мало совместимые, потому что одна из главных профессиональных компетенций редактора — способность к постоянному сомнению во всем. Ну хорошо, сформулирую так: быть редактором для меня наиболее комфортно, интересно и увлекательно.

Карьера моя складывалась разнообразно. За те восемь лет, что я занимаюсь редактированием, я перепробовала почти все «жанры»: бизнес-журналистика, глянец, худлит, научпоп, собственно научная литература, оригинальные и переводные тексты... Я сотрудничала с издательством «РОСМЭН», компанией «Джонсон&Джонсон», уже который год внештатно работаю в Институте экономических стратегий РАН (ИНЭС). Кстати, в рамках взаимодействия с этой организацией, а точнее — с Международной академией исследований будущего, работающей в тесном контакте с ИНЭС, я была награждена орденом... за корректуру. Мы готовили к печати «Малую российскую энциклопедию прогностики» авторства И. В. Бестужева-Лады, и за отличную работу был отмечен весь коллектив. Так что корректор я не простой, а орденоносный! Еще одно мое долговременное место работы — журнал «В мире науки» (русскоязычная версия авторитетного «Scientific American», возглавляемая легендарным С. П. Капицей), в котором я совмещаю должности корректора и выпускающего редактора — на постоянной основе с 2006 года, а с текущего года — как совместитель, в связи с тем что начала преподавать в НИУ ВШЭ.

— Чем помогает в вашей практике полученное в университете образование?

— Очень многим. Общим уровнем эрудиции. Во многом воспитанной в процессе обучения любовью и чуткостью к тексту, к его нюансам, деталям. Здесь, наверное, важно уточнить, что мое образование было не профильным редакторским, я литературовед-русист и филолог-классик. Кстати, изучение классической филологии, на мой взгляд, воспитывает очень важные для редактора качества: способность к длительной концентрации внимания, железную логику и внимание к мелочам. Когда для реконструирования смысла важно точное определение каждого падежа, а в причудливом поэтическом синтаксисе римлян и греков — еще и умение найти то существительное (через два-три стиха), к которому относится это прилагательное, и тот глагол, от которого зависит вот этот оборот, — это очень воспитывает редакторские навыки.

— Что делать, если при редактировании не хватает специальных знаний?

— Просвещаться. Хвала Интернету, сейчас, наверное, не бывает такого знания, которое человек не мог бы получить оперативно и в более-менее достаточном объеме. Во всех случаях из моей практики, когда мне что-то было непонятным, я достаточно быстро находила нужную информацию. Ну и да, конечно, учиться у тех, кто тебя окружает, у коллег. На моем редакторском поприще рядом со мной было много людей, которые дали мне бесценный опыт и важные знания.

— Какая книга оказалась в вашей редакторской практике первой?

— Если именно книга (начинала-то я как журнальный редактор), то «Полный root» Саши Чубарьяна — проект издательства «РОСМЭН».

— Каких принципов вы придерживаетесь при правке рукописей?

— Примерно как врачи: «Не навреди». Максимальное прояснение текста путем его минимального изменения. (Минимального, естественно, здесь понятие весьма условное: минимально необходимого, скажем так. Иногда это весьма существенная переработка.) Как говорит еще одна моя коллега: «Редактура — это путь смирения». То есть главный принцип: не самоутверждаться за счет чужого текста. Не пытаться переписать его так, чтобы он стал твоим. Пытаться обработать его так, чтобы авторская мысль засияла во всей ее полноте. Ювелирная работа, огранка. Не творчество, не сотворчество даже — деятельность, сходная с работой реставратора, с работой, если хотите, психоаналитика: некий «профессиональный другой», который позволяет тексту посмотреть на себя со стороны, при этом оставаясь собой — и становясь еще более собой.
Изначально я формулировала тему для своего доклада на прошлогодней томской конференции примерно так: «Философия редактуры: смирение, растворение, паранойя». Пожалуй, сойдет за кредо. Абстрагироваться от личного, максимально проникнуться другим — и при этом ни на секунду не терять бдительности.

— Над какой книгой вы работали в последний раз? Какую книгу редактируете сейчас?

— Над какой книгой я работала в последний раз, честно говоря, уже не могу вспомнить — давно не занималась книжной редактурой. Но сдается мне, что это была книга моей мамы, известной вам, наверное, Ольги Борисовны Лебедевой, о Пушкине. Для меня ее обращение ко мне с просьбой отредактировать ее книгу было величайшей честью. А сейчас я никакую книгу не редактирую; с тех пор как уволилась из «РОСМЭНА», книжной редактурой не занимаюсь. Хотя, в принципе, когда я работаю с книгами для ИНЭС, я делаю не только корректуру, но и литературную редактуру, но это никак не отражается в выходных данных.

— Как вы считаете, смогут ли цифровые книги окончательно вытеснить бумажные?

— Думаю, вполне. Сейчас, как мне кажется, мы переживаем примерно такой же масштабный слом парадигмы, как во времена Гутенберга. Тогда же все тоже печалились и ламентировали, что книжная культура уходит. И печатная книга действительно полностью вытеснила рукописную. Так почему бы цифровой не вытеснить бумажную? Это вопрос времени. Эмоции — дело другое, понятно, что я как человек «олдскульный» обожаю бумажные книги и не люблю читать с экрана, но если абстрагироваться от личного, то мое мнение такое: да, это необходимый этап. Ну и вообще пора леса поберечь, обстановка на Земле такая, что хватит роскошествовать.

— Как узнать, сможет ли новичок стать хорошим редактором?

— Я думаю, что способность быть хорошим редактором — такой же дар, как творческая одаренность. Возможно, даже более редкий, потому что здесь, как я уже сказала, необходимо отрешение от личных амбиций, а это дается нелегко. Мне кажется, если новичок проявляет чуткость к тексту и ту самую бдительность, когда он ни в чем не уверен, когда он готов проверять каждое слово, каждую конструкцию по нескольку раз, — это уже о многом говорит. Да, как ни парадоксально, именно постоянная неуверенность может сказать о том, что редактор из претендента получится неплохой.

— Ваши напутствия молодым редакторам.

— Как мне кажется, более-менее я уже сформулировала это выше. А еще пожелаю молодым редакторам обязательно почитать работы по редактированию М. Л. Гаспарова (в частности, его замечательную книгу «Записи и выписки», там есть много хорошего и интересного), а также вот этот текст: booknik.ru/colonnade/facts/dnevnik-nablyudeniyi-za-redaktorami. По-моему, не стоит и браться сформулировать лучше.

2 комментария:

  1. спасибо, очень интересный материал :)

    ОтветитьУдалить
  2. Да, она вообще интересно рассказывает...
    И философия, на мой взгляд, очень точная:)

    ОтветитьУдалить